Как самбист-дальнобойщик защитил своих коллег


Красивый вид спорта — борьба самбо. Мощный, зрелищный, игровой, а самое главное — наш, советский, изобретенный еще в 30-е годы прошлого века для сотрудников спецслужб.

самбист-дальнобойщик

Вот смотришь, бывало, на соревнования и даже дух захватывает от обилия взрывных бросков и жестких падений. Когда два борца сходятся в центре ковра и, пожав друг другу руки, начинают тяжелую схватку, происходит настоящее столкновение характеров, воли и бесстрашного духа.

Становится не по себе, если один внезапно запустит другого под самый потолок, а после припечатает с силой в ковер. В такие моменты кажется, что лучше этого вида единоборств и придумать нельзя.

А иногда сидишь и думаешь: сказка какая-то. В реальной жизни так не бывает. В уличной драке все иначе. Не показуха как здесь, не театр!

Но, оказывается, серьезные люди эти самбисты. Сильные и жесткие, по-настоящему. Особенно когда приходится применять свои навыки вне зала.  Например, для защиты себя, близких, друзей или коллег. В этом я убедился еще много лет назад.

  1. Новенький.

Работали мы тогда в основном по южным трассам, возили сборные грузы в Одессу, Херсон, Николаев. Загрузки были разными: в Питере, Пскове, Минске, Гомеле — в общем, куда контора отправит, туда и едем.

Время было неспокойное, самая середина 2000-х. В России и Белоруссии бандюганов уже поутихомирили, а вот на Украине происходил реальный разгул преступности. Водителей караулили, выслеживали, под любыми предлогами останавливали и… грабили. Хорошо хоть не убивали, но случалось всякое.

Поэтому после пересечения границы на участке Новая гута — Новая Яриловка, летели мы к месту выгрузки практически без остановок. Сбивались в группы по пять-шесть фур и старались не потеряться. Никто не хотел остаться без денег, груза, а иногда даже без машины. Единственное, что выручало — знание местности.

Бригады работали на одних участках дороги, полицейские (тогда еще милиция) — на других. К примеру, отрезок Чернигов — Киев держали менты, а от Киева после поста до самой Умани зверствовали рэкетиры. Беспредел.

Короче говоря, шли мы паровозом до самой точки, выгружались, и тем же скопом летели назад. Нормально отдыхали только в Белоруссии, где о подобных грабежах к тому времени уже позабыли.

Устроился в нашу транспортную компанию парень лет 25-30, среднего роста, крепенький, в общем, обычный человек. Работать в международные грузоперевозки пришел с нуля, поэтому все старались побыстрей его обучить, подсказать, раскрыть секреты и нюансы профессии.

Знали, что родом из Минска, семьи нет, а из родителей только мать. В душу старались не лезть: что, почему, как… Не принято это. Сами в дальнобое не от хорошей жизни, да и времени на подобного рода расспросы почти не было.

После месяца стажировки, дали ему старенького, но живучего MANа, и отправили вместе с нами на юг.

Чуть не забыл, была у новенького (звали его Максим) одна очень заметная внешняя особенность, сразу же бросавшаяся в глаза: сильно поломанные и практически скрученные в трубочку уши. При этом правое торчало чуть ли не перпендикулярно черепу, а левое, наоборот, было сильно прижато, но все какое-то пожеванное, искореженное, будто пропущенное через настоящую мясорубку.

В те времена я еще не знал, что такие уши бывают только у профессиональных борцов. Например, как приплюснутый нос у боксеров. Никогда не интересовался этим. Думал, что парень просто получил какую-то травму, а может с самого детства такой. Да и какая разница! Главное, чтобы человек был хороший.

  1. Бандитская заправка.

Умань — небольшой уютный город, расположенный на полпути между Киевом и Одессой. Красивые места, утопающие в зелени цветущих акаций. Ну и, конечно же, знаменитая «Застава» — придорожное кафе с богатой историей. Столько воспоминаний связано с этими восхитительными местами. Но, к сожалению, есть и «темные пятна», портящие впечатление от живописной местности.

В те годы всю трассу, проходящую вдоль Умани, плотно оседлали бандиты. Помимо обычной в таких случаях «платы» за проезд, не гнушались «братки» и подлых грабежей, обирая имевших неосторожность стать на ночлег водителей, что называется, до нитки.

Перегородят ночью проезд, вскроют кабину и вытрясут из полусонного дальнобоя все до последней гривны. А иногда, если груз особенно ценный, выбросят бедолагу на дорогу в одних трусах и делай, что хочешь!

Конечно, основная масса дальнобойщиков знали оперативную обстановку на Умани, поэтому пролетали это проклятое место без остановок. Выехал из Киева, открутил 70 км до Белой Церкви и, немного отдохнув, понесся вперед без перекуров почти до самой Одессы. А может и дальше.

Только так можно было уберечь себя и машину от назойливых рэкетиров. Но ситуации в дороге бывают разные, поэтому на сто процентов предугадать, что может случится, просто невозможно…

Надо сказать, что на подъезде к Умани, за пару километров до кафе «Застава» стояла одна очень нехорошая заправка. И ходила про нее у водителей дурная слава. То колеса пробьют, то солярку из баков сольют, а то и ограбят, предварительно избив до полусмерти.

Не знаю, правда или нет, но местные дальнобойщики говорили, что работники этой АЗС были в доле с бандитами, и сообщали им про остановившиеся на дороге машины. Бывало, не успеет водитель дверью хлопнуть, а в лицо ему уже обрезом тычут…

  1. Передряга.

В один из рейсов сразу четырьмя фурами повезли мы запчасти на Николаев. Конечная точка у всех была одна, так что старались, как могли, держаться друг за другом, чтобы в случае необходимости оказать посильную помощь.

Новенький Максим ехал позади меня, периодически выходя на связь по рации. Двое других — Антон и Саша, парни шустрые и нетерпеливые, довольно быстро оторвались вперед, и на все просьбы подождать товарищей, только отшучивались в эфире: давайте, мол, сильнее давите на газ, деньги надо зарабатывать. Но, как известно, всех денег не заработаешь, а бывает и в минусе останешься…

В общем, отъехали коллеги от нас на приличное расстояние, а потом и вовсе исчезли из вида, не потрудившись сообщить о своем местоположении. Мы с Максом спокойно тянули «коробки» дальше, периодически останавливаясь на заправках, чтобы попить кофе.

Был поздний вечер, дорога темнела, но сил оставалось еще много и спать совсем не хотелось. Пройдя Белую Церковь, передохнули на стоянке перед самым Жашковом и стали думать, как поступить дальше.

Максим предложил ехать всю ночь, чтобы к утру добраться до развязки на Николаев.

Немного поразмыслив, я согласился, тем более что и Жашков, и следующая за ним Умань были плотно обложены всякого рода бандитской нечистью, и оставаться здесь на ночлег было чревато. Сказано — сделано.

Фуры помчались вперед, стараясь побыстрей проехать эти неприветливые для водителей места. За наших товарищей сильно не волновались, думая, что они уже давно проскочили «мертвую зону», и теперь лихо жмут на педали, чтобы первыми добраться до места выгрузки.

Мы с Максом проезжали Умань глубокой ночью и, конечно же, задерживаться там не собирались. Внезапно, как раз напротив той самой заправки, из треска радиопомех в кабине раздался истеричный голос Антона (одного из двоих оторвавшихся от нас водителей). Парень что есть мочи кричал в рацию, пытаясь вызвать кого-нибудь на помощь.

Слышимость оставляла желать лучшего, но все-таки можно было разобрать, что их вместе с Сашей грабят. Заблокировали фуры и пытаются проникнуть в кабины. Я прекрасно знал, что останавливаться нельзя и поэтому, передав в микрофон, что лечу за помощью, вдавил педаль газа в пол. Цель была простая — доехать до «Заставы» и вызвать милицию. Не лезть же самому на рожон к озверевшим бандитам?

Разволновавшись за коллег, я изо всех сил понесся вперед, и совсем позабыл про Максима. Влетев на стоянку перед кафе, быстро бросился к телефону и набрал соответствующий номер. После короткого, но информативного разговора, мне сообщили, что вызов принят, и предложили оставаться на месте, дожидаясь результатов.

Конечно, спокойно сидеть я не мог, поэтому, нервно куря одну сигарету за другой, стал расхаживать возле фуры. Только тогда и заметил, что приехал один. Машины Максима рядом не было! Выругавшись, я бросился к рации и начал кричать в микрофон. Но ответом была тишина: ни Максима, ни машины, ни ребят, вообще никого. Оставалось только ждать…

  1. Мастер по самбо.

Заниматься борьбой Макс начал с семи лет, едва пойдя в первый класс.  Увидел как-то по телевизору показательные выступления и твердо решил, что хочет тренироваться в секции самбо. К счастью, родители были не против, и детская мечта сразу же воплотилась в реальность.

Шли годы. Максим рос, упорно постигая азы самообороны без оружия. Когда настало время определяться с выбором будущей профессии, юноша ни секунды не сомневался, заявив родным, что хочет стать профессиональным спортсменом, а впоследствии тренером.

Затем, отучившись в школе олимпийского резерва, молодой самбист без труда поступил в академию физкультуры, которую с успехом закончил спустя пять лет.

Казалось, все идет хорошо и в скором времени на горизонте удивительного мира самбо появится новая яркая звезда. Но жизнь, как всегда, любит вносить свои коррективы и часто случается так, что человек просто не в состоянии противостоять ударам судьбы.

Максим влез в драку. Идя вечером домой, зацепился с местными хулиганами и лихо разбросал их по сторонам точными, отработанными за годы тренировок приемами. Все бросились в разные стороны, кроме одного…

В результате сильного удара о землю хулиган остался лежать бездыханным, а Максим, ничего не замечая в горячке уличной драки, продолжал разбираться с остальными. Это был конец. Превышение пределов допустимой самообороны плюс мастерство спортсмена-самбиста как отягчающее обстоятельство…

Показательный суд, несколько лет в колонии и поломанная жизнь. О работе тренером теперь не могло быть и речи. К тому же, не пережив проблем с сыном, скоропостижно скончался отец. После таких бед сидеть дома было стыдно, поэтому парень выучился на дальнобойщика.

Воистину, пути, приведшие Максима той ночью на заправку возле Умани, неисповедимы!

  1. Быстрая развязка.

Как выяснилось позже, наш самбист никуда не пропал. Услышав в эфире просьбу о помощи, парень свернул на обочину и, включив аварийки, бросился к заправке.

Прибежав на место, он увидел типичную для того времени картину: заблокированные с двух сторон фуры, отчаянно сигналившие о помощи, и человек 6-7 рэкетиров, пытавшихся с помощью молотков выбить стекла в кабинах.

Ситуация была критическая. Бандиты, разъяренные сопротивлением Антона и Саши, со всей мочи лупили по машинам, выкрикивая угрозы. Дело могло кончиться очень печально, если бы на помощь не подоспел Максим.

Оказывается, в одной из машин «выстрелило» колесо. И чтобы не рисковать на дороге, прижавшись к опасному бортику, парни решили заехать на АЗС и быстро одеть запаску. Пока провозились, прошло минут сорок. Видимо, за это время их уже выследили и, как только они сели в кабины, заблокировали с двух сторон. На требования выйти из машин, водители ответили отказом, что повлекло за собой агрессию со стороны рэкетиров…

Борец-самбист и просто хороший человек с изуродованными за годы тяжелых тренировок ушами, не стал задумываться ни на секунду. Тренированное тело и развитые годами боевые рефлексы сработали мгновенно…

Через несколько минут побитые «братки» уже спасались, кто где мог, а затем, покидав побитых товарищей по машинам, рванули в сторону Умани. Все это происходило настолько стремительно, что Саша с Антоном, повыскакивав из кабин с монтировками, практически не увидели саму драку, которая к тому времени почти кончилась.

Им оставалось только ждать приезда милиции вместе с невозмутимо стоявшим Максимом, не проронившим за это время ни слова. Парень оживился лишь тогда, когда Саша, уважительно пожав ему руку, спросил, откуда тот знает кунг-фу. Макс громко рассмеялся в ответ и, помолчав пару секунд, сказал, что это не кунг-фу, а самбо — лучшая борьба в мире.

  1. Хорошо быть самбистом…

Через несколько часов, после разборок с милицией и составления протоколов, мы все вчетвером мчались на юг. Встряска получилась настолько эмоциональной, что спать никто не хотел.

Саша и Антон, перебивая друг друга по рации, взахлеб описывали произошедшее. Я задавал уточняющие вопросы, не забывая при этом стыдить коллег за поспешность, чуть не вылезшую им боком. Парни горячились, доказывая свою правоту, и проклинали пробитое колесо. Максим, конечно, был героем этого рейса.

Уже потом на стоянке я подробно расспросил его о жизни, семье, учебе и спорте. Видно было, что парень до сих пор сильно переживает случившиеся с ним невзгоды. На все вопросы отвечал односложно, стараясь сдерживать нахлынувшие эмоции. Лишь когда речь заходила про самбо, заметно оживлялся и начинал увлекательно описывать любимый вид единоборств.

Короче говоря, подружились мы с ним крепко, и дружба эта длится до сих пор. Из дальнобоя Макс впоследствии ушел, устроившись водителем по месту жительства. Женился и стал отцом двух прекрасных девочек. Тренировки, кстати, не бросает, несколько раз в неделю стабильно приходит в зал. Сложно ему без борьбы, привык…

А иногда при встрече, тягостно вздыхая, и глядя мне прямо в глаза, говорит: «Ну, не мог я тогда поступить иначе! Понимаешь? Не мог!» И знаете что? Я искренне верю, что так оно и было!

А самбо я с тех пор очень уважаю: стараюсь не пропускать ни одного соревнования. Люблю смотреть чемпионат мира, особенно церемонию награждения. Жаль только, что Максима там никогда не будет. Он бы наверняка занял первое место.

С другой стороны, не оказалось бы его той ночью на Умани, кто знает, что могло случится с парнями. А ведь у всех семьи, дети. Не отбились бы в одиночку. Никак.

Слава Богу, что наш борец подоспел. Ведь неплохим же человеком вырос, пусть и не чемпионом мира, верно? А я, глядя на победителей и новых звезд мира единоборств, все время ловлю себя на мысли: «Как же все-таки хорошо быть самбистом! Жаль, что сам им не стал…»

Автор — Владимир Коршун.

Разбираемся с терминами остановка и стоянка согласно ПДД.

Как можно выявить неисправность датчика температуры охлаждающей жидкости.

Читаем правильно предписывающие знаки https://voditeliauto.ru/voditeli-i-gibdd/pdd/dorozhnye-znaki/predpisyvayushhie.html дорожного движения.


Комментарии к статье:
  • Владимир

    Главное что можно извлечь из этой истории — это взаимопомощь. Вот у дальнобойщиков это стоит на первом месте. Они никогда мимо друг друга не проедут и если нужна помощь, то остановятся всегда, так как сами могут оказаться в подобной ситуации.

    А тут хорошо, что у бандитов не было никакого оружия. Просто если бы оно было, тут бы никакое самбо вообще не помогло. Стрельнули или ткнули и все… Это очень опасно. Поэтому всегда лучше если есть возможность — просто избежать конфликта, так как жизнь одна. Ну и дальнобойщики с собой всегда что-то тяжелое сейчас возят на такие случаи. И по рации если что помощь попросят, там много дальнобоев сразу откликнется. Настоящее братство.

  • Алексей

    Водители всегда помогают друг другу. Особенно дальнобойщики. Вот, они как раз всегда помогают, ведь у них большой стаж вождения и они все видели, что делается на наших дорогах.

Добавить комментарий

Я не робот (обязательно поставьте эту галочку).