Таможня дает добро… или нет?


   1.

Сколько раз убеждался: надо всегда работать честно, не гонясь за «длинным» рублем, и не идя на поводу у обнаглевших мздоимцев, готовых сорвать последнюю шкуру с рабочего человека. Добра от этого точно не будет: и совесть не чиста, и проблемы рано или поздно возникнут. Недаром говорят, сколько веревочке не виться… В общем, не по справедливости это, не по правде!

Дальнобойщик на автомобиле Вольво

Взять, к примеру, дальнобой: масса водителей могут рассказать кучу историй про «левый» груз, контрабанду, спрятанную внутри фуры, а некоторые и того больше — про настоящую «уголовку», за которую очень легко загреметь в места всем известные и не столь отдаленные.

Тянут через границу всякую дрянь, оправдываясь большими семьями и огромным количеством голодных ртов, а потом рвут на себе волосы, плача и взывая к участию справедливого, но строгого суда. Поздно. Хорошо, если отделаешься крупным штрафом, но можно и не проскочить…

   2.

С другой стороны, многие сталкивались с беспределом и откровенными издевательствами пограничников и таможенников, практически в открытую вымогающих энные суммы. Сразу оговорюсь: речь идет о наших горячих южных соседях, поставивших такой нелицеприятный «промысел» на поток.

В Белоруссии и России подобную практику уже давно искоренили, применив к так называемым «оборотням» самые жесткие меры. Недаром говорят, закон и порядок — понятия родственные и неразделимые.

К сожалению, в некоторых украинских таможенно-пограничных подразделениях об этом не слышали или, скорей всего, благополучно забыли, занимаясь откровенным и беспардонным вымогательством. Отсюда и родилась на свет эта показательная история.

   3.

Подрядили как-то одного моего знакомого — обычного дальнобойщика Витю возить лес на Украину. Рейсы были не сложные: загрузил в Калинковичах контейнер досок и потянул к месту назначения. Маршрут накатан, стоянки обжиты, знай крути себе руль да жми на педали — милое дело. Единственная загвоздка — прохождение границы.

Хоть между Белоруссией и Украиной нет визового режима, постоять в длинных очередях доводилось прилично, особенно на стороне «уважаемых» киевских товарищей. Да что там греха таить: «разрывали» южные таможенники бедолаг-водителей по полной программе!

Не дашь на «лапу», будешь болтаться в отстойнике несколько суток. А то и вовсе могут завернуть в обратную сторону. Короче говоря, все старались не вступать в пререкания, а молча совали кровно заработанные бумажки в загребущие пасти нечистых на руку прикордонников.

   4.

Такая позорная традиция тянулась с давних времен и глупых вопросов никто не задавал: себе дороже. Ситуация изменилась, когда через границу стали возить огромные партии контрабандных сигарет.

Суть была простой: на Украине пачка стоила в среднем около 55-60 гривен, что по тогдашнему курсу равнялось где-то двум с половиной долларам. А в Белоруссии то же количество оценивалось в доллар-полтора. Можно представить, какие суммы зарабатывались при перевозке нескольких сотен тысяч упаковок, блоков, коробок…

Схему придумали быстро: контрабанду закладывали в середину прицепа, закрывали проходившим по накладным товаром и отправляли в сопредельное государство.

Например, везут по документам яблоки в Киев, а на самом деле около половины фуры забито нелегальным табаком, обложенным тонким слоем фруктов. Заехал на таможню, сунул, кому надо и спокойно проследовал дальше.

Все это «прокатывало» до поры до времени, пока власть имущие не решили перекрыть убегающий от них «золотой» ручей, и не дали команду о повышенной бдительности и ответственности за пропуск подобных машин.

   5.

Тогда-то и начали «шмонать» автопоезда с особым пристрастием, вытряхивая из кабин и прицепов все до последней ложки. Но это еще ладно. Некоторые особо охочие до «левака» таможенники взяли себе моду по любому поводу загонять машины на полный досмотр: поставят в специальный бокс, вызовут взвод солдат и начинают разгрузку.

Пока проверят, пока назад сложат — день, два, три без движения обеспечены. И самое главное, что все это для показухи, чтобы остальным неповадно было. Заартачился, скажем, какой-нибудь салага-новичок, отказался платить установленную таксу, что ж, устроим тебе такую проверку, которую еще долго не сможешь забыть!

Все плевались, но выхода не было: приходилось раскошеливаться. Правда, ради справедливости надо признать, попадались иногда на «крючок» и настоящие контрабандисты. Но это происходило очень редко и не всегда водитель был виноват.

Вы спросите, как может быть по-другому? Может! Порой, сигареты попадали в полуприцеп без участия грузоотправителя. И даже без ведома бедолаги-перевозчика…

   6.

Из Калинковичей после загрузки ехал Витя обычно в сторону Мозыря, а оттуда к пунктам пропуска Новая Рудня — Выступовичи. Около 80 км вполне приличной дороги, несколько часов простоя в «коллейке» и граница пройдена.

На таможне его уже знали, поэтому особых проблем с досмотром не возникало. Стал на весы и, если ничего подозрительного не замечено, — сунул положенную «таксу» и до свидания… Овруч, Коростень, Макаров, Фастов, а там уже, как говорится, здравствуй, Киев — мать городов русских!

Но в один из рейсов, по приказу руководства компании, отправили Витю на Украину через Гомель в пункты пропуска Новая Гута — Новая Яриловка. Он, конечно, был в недоумении: «пилить» лишних двести километров, а потом платить на каждом столбе всевозможным кровососам по трассе Чернигов-Киев, коих в тех краях развелось немало!

На его возмущение был дан ответ, мол, не твоего ума дело. «Затаможили» тебя на Новую Гуту, туда и езжай. Ладно, как говорится, хозяин — барин. Рано утром выехал Витя на Гомель и, облетев столицу Полесья по кольцевой, направился в сторону границы. На белорусской таможне, как всегда, проблем не возникло: беглый осмотр, проверка документов и вперед, дальнобой, не занимай очередь.

   7.

Перед украинской Новой Яриловкой пришлось порядочно постоять: машин было много, а очередь двигалась медленно. В принципе, ничего особенного, привычная работа международника.

Зато чего только не наслушаешься в таких вот заторах! На этот раз стопроцентным хитом последних недель были рассказы о задержании фур, нашпигованных сигаретами. Что говорили? Уже несколько месяцев подряд среди дальнобоев ходили слухи о невиданной контрабанде, закладываемой внутрь полуприцепов без ведома водителей.

К примеру, грузят пачки с лесом, в середине которых спрятаны не доски, а коробки с табаком. Доски — это фикция, муляж. Водитель даже не подозревает, что вместо хорошего походного леса «тарабанит» на Украину дешевые белорусские сигареты.

А как тут заметишь? Грузят и грузят. Что, каждую пачку перебирать? Это, извините, уже не работа, а издевательство какое-то получается… Кто занимался таким подлым делом — неизвестно, но время от времени в новостных лентах мелькали сообщения про очередное изъятие контрабандного груза.

   8.

Впереди Вити стояла тентованая «Вольва», загруженная высушенным деревянным брусом. Водитель, молодой разговорчивый парень, постоянно бегал в начало очереди и, оживленно жестикулируя, возмущался медлительности процесса. Опытные дальнобойщики помалкивали, понимающе кивая головами. А чего бегать? Работа международника — это не только бесконечная езда, но и многочасовые, а бывает и многосуточные простои в огромных «коллейках».

   9.

В общем, мало-помалу все двигались к украинскому шлагбауму. Витю немного попридержали на КПП и когда он заехал на территорию терминала, то увидел, что вокруг «Вольвы», стоявшей на весах, столпились военнослужащие. Они ходили вдоль машины, заглядывали под полуприцеп и, видимо, что-то решали. Длилось это около часа.

Затем машину отогнали в специальный бокс для полного досмотра и, заблокировав колеса, сорвали с дверей пломбу. Внутри фура была под самый верх заложена хорошим сухим брусом, предназначенным для строительства.

С виду ничего подозрительного. Но таможенники вперемешку с пограничниками суетливо сновали туда-сюда, озабоченно поглядывая на вроде бы обычный белорусский лес.

   10.

Вскоре привели поисковую собаку и, подняв ее на руках, запустили внутрь автопоезда. Через несколько минут раздался радостный лай и пятеро пограничников, прихватив с собой лом, монтировку и бензопилу, полезли наверх.

Все это время парнишка с «Вольвы» стоял вместе со службистами и что-то громко доказывал, наверное, убеждая тех в абсурдности и комичности ситуации. Но как только из машины раздались торжествующие возгласы, сразу замолк, нахмурился и попытался залезть наверх. Его сразу же оттолкнули.

Весь пункт пропуска внимательно наблюдал за происходящим. Все понимали, что в машине обнаружили какую-то контрабанду, и теперь предстояли долгие многочасовые разборки.

   11.

Тем временем Виктор заехал на освободившиеся весы и зашел в контору, чтобы получить разрешающий документ. Таможенник долго смотрел на компьютер, а затем ухмыльнулся и, развернувшись к водителю всем телом, торжествующе произнес: «О, еще один попался!»

У Витька чуть глаза наружу не выскочили от удивления. Оправившись от шока, он заорал: «В смысле попался?! Какого черта? Что здесь у вас происходит?»  Но весовщик, все с той же ехидной ухмылкой на лице, ответил: «Не у нас, а у вас, ребятки! Что везешь, парень?»

В полнейшем недоумении от всего происходящего водитель машинально повторил: «Что везу? Лес, доски, что еще я могу везти? Глянь в накладные, там все написано.»

На что таможенник, еще больше заулыбавшись, скептически произнес: «Ну да, ну да… Полный досмотр. Становись в бокс. За своим напарничком. Вы же друг за другом ползли, значит едете вместе.» А затем негромко добавил вдогонку: «Если, конечно, не хочешь на месте вопрос решить. Но стоить это будет очень дорого…»

   12.

Со злости громко хлопнув дверью, Витя выскочил на улицу и пошел в кабину. Думал: «Ну погодите, взяточники, денег захотели! Мало вам! Разбойники! Интересно, а водиле с «Вольвы» тоже предлагали денег дать или у него действительно контрабанда? А что, если и мне втихаря засунули какую-нибудь гадость? Нет, не может быть. Никогда там проблем не было. Тогда почему отправили через другой пункт пропуска? Неужели подставили? Ладно, посмотрим».

Делать было нечего: пришлось подъезжать к досмотровому боксу, в котором из пресловутой «Вольвы» уже доставали коробки с белорусскими сигаретами…

   13.

Как оказалось впоследствии, водитель вез контрабанду на несколько сотен тысяч долларов. Табачок аккуратно упрятали среди бруса, но переборщили с количеством, облегчив тем самым полуприцеп.

Во время прохождения весовой разница между накладными и фактической массой составила более 3-х тонн, что вызвало подозрения таможни. Попавшийся дальнобойщик стоял возле машины и громко доказывал свою правоту, говоря, что не присутствовал при погрузке и не знает, как нелегальный товар очутился внутри.

Пограничники довольно потирали руки, предвкушая большие премиальные. Жалкие оправдания невезучего бедолаги никто не слушал и, конечно же, никто в них не верил. Да и как тут поверить? В накладных стояла подпись лица, выполняющего международную грузоперевозку, а остальное было просто пустыми словами. Прекрасно понимая это, водитель с каждой минутой все больше мрачнел, наверняка представляя себя в камере ближайшего СИЗО.

   14.

Здесь очень важно объяснить, как водитель мог не присутствовать при загрузке. Нонсенс? Не совсем так. Дело в том, что очень часто, особенно на маленьких пилорамах или складах, гужевые работы тянутся в течение 8-10 часов. Доски допиливают уже в процессе и постепенно засовывают в полуприцеп. Естественно, стоять весь день на жаре или на морозе никто не станет, поэтому перевозчик, растентовав автопоезд, спокойно сидит в кабине, ожидая, когда принесут документы. Такое происходит повсеместно и ничего удивительного в этом нет.

Другое дело, если погрузка осуществляется в огромных логистических центрах, где везде висят камеры. Там водитель в обязательном порядке должен стоять рядом с фурой и наблюдать за вверенным ему товаром.

Но что есть, то есть. Поэтому очень может быть, что несчастный «пилот Вольвы», даже не представлял, какую гадость везет. А теперь, глядя на бесконечные блоки с душистыми сигаретами, грустно размышлял о своей дальнейшей судьбе.

   15.

К слову сказать, Витя тоже не присутствовал при загрузке, проведя целый день в спальнике за просмотром любимых фильмов. И хотя в своих заказчиках он был уверен, на душе все равно поселилась тревога. А вдруг?

Знаете, такое чувство, когда обстоятельства в данный момент выше тебя. Оставалось только ждать досмотра и гадать, что же такого в середину досок могли засунуть нечистые на руку предприниматели. Или все-таки обычное выманивание денег распоясавшимися прикордонниками?

   16.

Когда дело дошло до Витиной фуры, «Вольву» уже отогнали на штрафстоянку, сигареты забрали, а водителя, понуро опустившего голову, посадили в машину и увезли в неизвестном направлении.

Настроение было совсем на нуле, а бравые вояки, видя подавленность человека, начали насмехаться и явно намекать на «возможность решения проблемы». Мол, «чего ты выкаблучиваешься, бульбаш? Есть там что или нет — заплати и езжай с Богом!»

С ненавистью глядя на довольные рожи, Витя как заведенный повторял, что никогда не занимался перевозкой контрабанды. Но это, как и следовало ожидать, не производило ровным счетом никакого впечатления.

   17.

Наконец, машину поставили в бокс и несколько погранцов вместе с собакой полезли на самый верх досок. К Виктору подошел старший смены и, хитро усмехаясь, сказал: «Ну что, парень, плохи твои дела. Твоего подельника мы уже раскололи, а ты молчишь. Не захотел мирно разойтись, а теперь уже поздно – попал».

Это была параллельная реальность. Какой подельник? Какая контрабанда? Ну перекинулся с человеком парой слов, что ж из-за этого в сообщники записывать? В Витиной голове начало рождаться понимание всего происходящего: в себе он был уверен, а вот насчет таможенников совсем нет. Похоже, найденной «нелегалки» им показалось мало. Решили еще и денег урвать! Постепенно внутри водителя начала закипать злость.

   18.

А старший не унимался. Даже расстегнул кобуру и всем видом показывал, что готов к задержанию «особо опасного рецидивиста». Тьфу! С каждой минутой он становился все более наглым и вскоре начал откровенно издеваться над пока еще ни в чем не повинным дальнобойщиком.

При этом из фуры то и дело раздавались радостные визги: «Нашли!» Таким способом прямые наследники бравого солдата Швейка пытались надавить на Виктора. На секунду тот даже подумал, что действительно стал жертвой контрабандистов и был использован вслепую. Но когда из машины показалась довольная хитрая рожа, мельком подмигнувшая своему начальнику, сомнения исчезли.

   19.

После очередного дикого крика из полуприцепа, когда несколько голосов подряд начали верещать о том, что такого улова у них еще не было, а старший, схватив Виктора за плечо, начал брызгать в лицо слюной и угрожать всеми возможными карами, водитель, наконец, не выдержал. Напряжение проведенных в неведении часов, жара, усталость и неприкрытое вымогательство стали последними каплями, приведшими его к срыву.

Витя вплотную придвинулся к ненавистной роже старшего таможенника и, глядя ему прямо в глаза, тихо, но четко произнес: «Да уж, словили вы меня. Красавчики! Ладно, признаюсь. Везу две тонны контрабанды в киевские секс-шопы. Слышишь, как твои в прицепе обрадовались? Нашли, наверное. Будет теперь, чем вечером после смены заняться, правда? Ты тоже что ли участвуешь, а, шалун?»

   20.

Конечно, произнесено все вышесказанное было в более грубой и матерной форме, но здесь об этом говорить не совсем корректно по вполне понятным причинам (догадливые поймут, про какие интимные игрушки он им там выдал). В общем, что сделано, того не вернуть, тем более злость в человеке кипела неимоверная. Столько времени, потраченного впустую! Издевательства и подколки! Разве так должны вести себя представители государства на самой его границе?! Это и есть лицо Украины?!

Таможенник молча выслушал ругань, а затем, ни слова не говоря, начал расстегивать кобуру с явным намерением выхватить пистолет. Витя не испугался, страха точно не было, но все же в тот момент подумал, что его сейчас застрелят за то, что не дал взятку.

Он схватил таможенника за руку, другой вцепился ему в плечо и, не давая выдернуть оружие, несколько раз повторил «Ты что? Ты что? Застрелишь меня из-за этого? Ну ты что?»

Видимо, Витина скороговорка подействовала, потому что старший, сняв руку с кобуры, крикнул: «Савчук, иди сюда!» Из фуры выпрыгнул здоровенный детина и встал рядом, вопросительно глядя на начальника. «Бери-ка этого субчика и тащи к нам в каморку. Допросим с пристрастием. Что-то уж больно он прыткий!»

   21.

Короче, заволокли Витьку в контору. Бить не стали, но поиздевались знатно. Стращали, угрожали, хотели, чтобы он извинился перед начальником смены. Но водитель, сильно закусив удила, не шел ни на какие компромиссы, а только огрызался в ответ и просил связаться с белорусской стороной.

В фуре, слава Богу, никакой контрабанды не оказалось. Правда, Виктор опасался, чтоб ничего не подкинули. С них станется. Но, видимо, до такого еще не додумались, хотя достал он их изрядно. Продержали на таможне до конца смены, а потом, посоветовав больше не посещать этот пункт пропуска, дали выехать на украинскую сторону.

   22.

Но на этом Витины приключения не закончились. Пока доехал до Киева, «шмонали» все, кому не лень. Видимо, обиженные вояки разослали его номера по «родственным» ведомствам. Дорожная полиция, транспортники, СБУ — в общем, приехал он к месту выгрузки с пустыми карманами.

Все обтрясли. За что? Ну словили контрабандиста, молодцы, радуйтесь! Над другими зачем издеваться? Если есть что-то незаконное — задерживайте. А если нет — отпускайте. В чем смысл? В этих проклятых деньгах?

   23.

Больше Витя через эту таможню никогда не ездил: наотрез отказывался и все. Не из-за того, что испугался. Просто не мог смотреть на эти самодовольные лица, упивающиеся собственной властью.

Ни в Белоруссии, ни в России, ни в Казахстане он такого не видел, хотя проработал в дальнобое немало и за много лет всякого насмотрелся. Но вот так специально издеваться над человеком, да еще и угрожать его застрелить!

Нет, не зря в той каморке, сидя перед здоровенным бугаем, водитель в сердцах крикнул: «Вы вообще люди или нет?» Хороший вопрос. Правда остался без ответа…

   24.

А проблема с разницей в весе, за которую, как оказалось, Витю и начали подозревать в провозе контрабанды, обнаружилась еще там на месте. Дело в том, что на машину загрузили свежеспиленный лес: заказ был срочный и в сушилку его, естественно, никто не ставил. Быстренько закинули и забыли.

Затем водитель двое суток прождал документы: фитосанитарку и международные накладные. Солнце. Жара. Пока доехал до границы. Пока отстоял очередь. Вода испарилась, лес подсох и потерял в весе несколько тонн. Из-за этого и расхождение. А как тут угадаешь? Невозможно.

Вот водитель с «Вольвы», тот конкретно попал. Нелегальные сигареты! Знал или нет — пусть разбираются. Но с ним таможенники почему-то вели себя намного корректней, чем с Виктором.

Складывалось впечатление, что они злились на белоруса из-за того, что тот НЕ вез контрабанду! А может из-за того, что не захотел «решить пресловутый вопрос»? Кто сейчас скажет? Но осадок от этой истории остался, конечно, мрачный. Дальнобойщики сразу поймут, о чем речь, а остальные — просто пусть знают.

   25.

Ну а я, несмотря ни на что, по-прежнему убежден, что работать надо честно. В первую очередь, ради своей совести. Не потому, что могут посадить или будут издеваться над невиновным несколько часов подряд, вымогая взятку — Бог им судья.

Просто быть честным в наше время стало как бы зазорно. Каждый норовит урвать, обмануть, выжать из человека последнее. Зачем? Сколько еще надо? Куда это все девать? На тот свет? Нет уж, спасибо.

О чем же эта история? Крик души? Нет. Ездили так много лет и еще поездят не одну сотню раз, суя заработанные тяжелым трудом копейки в нахальные пасти. Может это очередная байка из разряда «что услышал, то сказал»? Опять нет. Тогда про что? В чем соль?

Мне кажется, что дело тут не в хамском отношении к людям и не в бравировании предоставленной государством властью. Нет. Дело в самих водителях. Чем чаще они сунут скрученные в трубочку «легкие» деньги, стараясь быстрей попасть в точку назначения, тем больше подпитывается эта многоглавая гидра по имени коррупция.

Чем чаще на границу идет контрабанда, тем наглее становятся те, с чьего позволения эта самая «нелегалка» заполняет рынок, вытесняя проверенные акцизные марки.

«Не надо давать — не будут брать!» С этим, отчасти, можно согласиться. Ведь среди работников таможенных и пограничных структур основная часть — нормальные честные люди, выполняющие свою работу на совесть.

Но, как говорится, в каждой приличной семье есть уроды. Поэтому давайте не будем очередной раз убеждать их в правильности совершаемых противозаконных действий. Не надо давать — не будут брать. Все верно! Работайте честно и ничего не бойтесь!

Автор – Владимир Коршун.

 

Какая допускается нагрузка на ось грузового автомобиля и какие штрафы предусмотрены за нарушение этих норм.

Как правильно перевозить негабаритный груз автотранспортом.

Из-за чего возникает вибрация автомобиля на скорости https://voditeliauto.ru/poleznaya-informaciya/to-i-remont/vibraciya-na-skorosti.html и как с ней бороться.


Добавить комментарий

Я не робот (обязательно поставьте эту галочку).