Дальнобойщик Вадим спас меня и мою фуру


Исходя из собственного многолетнего опыта, могу с уверенностью сказать, что по количеству захватывающих историй с водителями-дальнобойщиками мало кто может сравниться.

как я работал дальнобойщиком на фуре

Конкуренцию в плане напряженности повествования им могут составить разве что рыбаки да охотники, «травящие» байки про огромную рыбу или про добытого волка, превосходящего размерами медведя. Как говаривал писатель Аксаков: «Россказням таким людей, своими глазами ничего не видавших, я никогда не поверю».

А вот реальные случаи на дороге от опытных бомбил — международников совсем, как говорится, другая песня. Ведь такие истории возникают не на пустом месте, а прожиты лично, прочувствованы, если хотите даже выстраданы. Такие истории помогают лучше узнать и осмыслить все тонкости тяжелой и важной работы водителей большегрузов.

Кстати, кто бы что ни говорил, но взаимопомощь на дорогах все еще присутствует. Быть может не в таком объеме как раньше, когда по первому требованию на обочине выстраивалась целая «колейка» из фур, а вокруг терпящего бедствие собирались десятки водителей… К сожалению, нет. И причин этому не мало.

Тут и в разы упавшая оплата труда, и катастрофическая нехватка рабочего времени, и соображения личной безопасности, заставляющие дальнобойщиков думать, в первую очередь, о своих семьях. Много чего. Но, поверьте, в действительно критической обстановке, в ситуации «жить или умереть» человека никто и никогда не бросит.

Обязательно помогут. Ведь оставаться после этого приходится один на один со своей… совестью. А ее, как известно, не обманешь.

Хочу рассказать историю, которая случилась со мной лет 10 назад за тысячи километров от дома, когда я еще только начинал протаптывать свой путь в профессии водителя-дальнобойщика.

1.
Зима — очень сложное время для водителей большегрузов. В дороге случается всякое: фура может намертво застрять в снегу, долго и безуспешно буксовать на обледенелой дороге, наконец, попросту сломаться или, самое страшное, окончательно заглохнуть, стремительно теряя тепло в студеную пору.

Подобные ситуации нередки, но все-таки случаются не настолько часто, чтобы хотелось все бросить и уйти на более спокойную размеренную работу. Да и по молодости любые невзгоды все-таки переживаются намного легче, чем в зрелые годы… Хотя данный случай, по правде сказать, чуть не заставил меня навсегда расстаться с дорогой.

2.
Дело было сразу после Нового года. Не успев отгулять праздники, пришлось забирать в белорусском Бобруйске сельхозтехнику на Казахстан. Загрузка прошла быстро, погодка была терпимая: градусник показывал всего -19. Ярко светило морозное зимнее солнце…

Короче говоря, рейс начинался неплохо, и я, получив на руки необходимые документы, выехал по М-1 в сторону Москвы. Белорусско-российскую границу прошел на удивление быстро. Обычно приходилось по 5-6 часов простаивать в очереди из-за огромного наплыва транзитных грузов, идущих из Европы в СНГ. Но, видимо, сыграли роль большие Рождественские каникулы: машин было совсем мало, буквально считанные единицы.

В приподнятом настроении вырулил на Московскую трассу, решив заскочить по пути на заправку и попить кофе. Почему так подробно это описываю, потому что именно здесь, недалеко от границы, я совершил первую и, как впоследствии оказалось, чуть ли не роковую ошибку.

Дело в том, что в баках у меня плескалась, оставшаяся с прошлого года, летняя солярка: купил за полцены у знакомого тракториста, залив обе горловины до полной. Поэтому возле границы заправляться не стал, прикинув, что дотяну до Пензы, а там уже спокойно возьму зимнее ДТ.

Погода немного ухудшилась, набежали тучи, но температура по-прежнему держалась на отметке -19. Никаких поводов для беспокойства не было и я, вдоволь напившись горячего крепкого кофе, потянул фуру в сторону Московской объездной.

3.
Ближе к столице мороз немного усилился: на табло загорелась цифра -24. Прижав автопоезд к обочине, я выпрыгнул из кабины и открыл правый бак. Заглянул внутрь и с тревогой отметил: топливо стало приобретать характерный мутноватый оттенок, что говорило о постепенном загустении, а в дальнейшей перспективе и замерзании жидкости.

Но машина ехала хорошо, проблем пока не было. Поэтому я решил дозаправиться после Рязани, чтобы по возможности опустошить баки от летней солярки. Здесь надо пояснить, что система подачи топлива в большегрузах смонтирована таким образом, что если не глушить двигатель, то бороться с морозом можно и на летнем ДТ, правда только до определенной температуры за окном.

Многие водители также используют специальный антигель, предотвращающий образование парафиновых хлопьев. У меня с собой как раз были несколько банок такой присадки и я, щедро разбавив солярку, смело поехал дальше.

4.
Вскоре температура упала до -25 и машину начало немного подтраивать. Тут я совершил вторую серьезную ошибку: вместо того, чтобы заехать на ближайшую автостоянку, решил гнать фуру вперед, горя желанием поскорей доставить груз и вернуться домой.

Юношеский максимализм! Проскочив город, я мчался по трассе в надежде увидеть огни ближайшей заправки.

5.
Тем временем погода вокруг стала стремительно портиться: повалил мелкий колючий снежок, усиленный ощутимым боковым ветром. Тягач начало потихоньку прижимать к обочине. Пришлось взяться ближе к середине дороги, чтобы случайно не улететь в пугающую пропасть кювета. Встречных машин не было вообще.

В голове мелькнула догадка, что другие водители оказались намного умнее меня, решив переждать непогоду на укрытых от ветра парковках. Внезапно прямо перед капотом в тусклом свете заснеженных фар я увидел какую-то тень. Вернее будет сказать чей-то силуэт.

От испуга я резко рванул руль вправо и вылетел на обочину. Фуру начало сносить с дороги. Прекрасно понимая, что сейчас произойдет, я попытался выровнять автопоезд. Но «голову» тягача слишком сильно заломало поперек трассы и фура, скользя по обледенелому снегу, пошла боком.

Все это время я лихорадочно крутил руль, пытаясь справиться с заносом. В итоге боковые колеса соскочили с дороги, и машина, резко наклонившись на правый борт, всей своей массой врезалась в огромный сугроб. Двигатель сразу заглох.

Несколько минут я молча сидел, вцепившись в баранку, затем, немного придя в себя, выбрался наружу. Стоял сильный мороз, завывала вьюга, а моя фура, закопанная по самую кабину в снег, пугающе замерла в кромешной тьме…

6.
Первым делом я побежал осматривать дорогу в надежде найти то, что меня испугало. Но трасса была абсолютно пуста: ни машин, ни людей, никого.

Скорей всего, во время монотонной езды, под убаюкивающее покачивание кабины, я немного расслабился, впав в полудрему, а когда спохватился, то и увидел какую-то мнимую тень, ошибочно приняв ее за силуэт.

Вернувшись в кабину, я попытался завести машину, но стартер даже не провернулся. Видимо от сильного удара была нарушена электрическая цепь и подача тока прекратилась.

Печка уже не работала, а стекла начали быстро покрываться толстым слоем инея. Я попытался зажечь газовую плитку, но безрезультатно.

Пришлось сделать импровизированный факел из подручной ветоши, облив ее моторным маслом.

Выйдя из машины, я открутил крышку бака и заглянул внутрь: летняя солярка почти совсем загустела, превратившись в желе. Я понял, что топливная система уже замерзла и без специального газового оборудования мне не обойтись.

В довесок ко всему сломалась единственная зажигалка, из которой от многократных щелчков вылетел кремень. Это был конец.

7.
Натянув на себя все вещи, которые лежали в машине, я ходил вдоль дороги, пытаясь согреться. Затем вернулся в кабину и лег в спальник, укрывшись одеялом. Было жутко холодно, ноги начали сводить судороги, а по спине побежали колючие мурашки озноба. Какое-то время я мужественно терпел боль, сковавшую все мое тело.

Вдруг, неожиданно, стало очень тепло. По груди разлилась приятная дремота, глаза начали слипаться. Проваливаясь в сон, я с удивлением подумал, что даже в заледенелой машине можно неплохо согреться…
8.
Не знаю сколько прошло времени, но я резко вскочил от обрушившегося на меня чувства леденящего ужаса. Голову как будто зажало в тиски, а изнутри по ней громко стучали невидимые молоточки.

Ударившись о пассажирское кресло, я практически вывалился наружу и, зацепившись курткой за ручку двери, рухнул возле кабины. Кое-как, цепляясь за ступеньки, поднялся и начал прыгать, одновременно колотя одервеневшими руками по машине.

После такой работы чувствительность в конечностях стала восстанавливаться. Пришла сильная боль. Я вдруг понял, что произошло.

Если бы не панический сигнал мозга, дошедший до моего сознания в виде ужаса, то я, скорей всего, просто замерз бы насмерть в собственной кабине, поддавшись обманчивому чувству тепла и покоя.

Сколько раз читал о таком в книгах, а сам чуть не попался. Главное не спать! И больше двигаться. Этим я и стал занимался, бегая от одного конца автопоезда к другому. По дороге за все это время не проехало ни одной машины.

9.
Время шло, а я все еще интенсивно двигался в разные стороны, пытаясь не дать себе замерзнуть. Не помню в какой момент на трассе послышался характерный звук движущегося большегруза.

Ошалевший от радости, я выскочил на середину дороги и бешено замахал руками, ничуть не заботясь о том, что водитель, как и сам недавно, может попросту клевать носом за рулем, и не увидеть стоящего на проезжей части человека. Мне было уже все равно.

Но дальнобойщик все-таки заметил прыгающую в свете дальних фар фигуру и, начав притормаживать, аккуратно съехал к обочине…

10.
Дальше все как в тумане. Помню, что мне помогли залезть в чужую кабину, напоили горячим чаем и накормили. Стресс вперемешку с усталостью сделали свое дело и я, разморенный и согретый, попросту выключился на пассажирском сиденье, погрузившись в глубокий сон.

Проснулся от знакомых покачиваний машины. Глянул в окно и увидел, что мы едем в сторону города. На улице уже рассвело, снег прекратился, и погода более или менее наладилась.

Оказывается, пока я спал, коллега осмотрел мою фуру, снял аккумуляторы и решил довезти меня до ближайшего СТО. Приехав туда, он поставил АКБ на зарядку, а сам пошел договариваться с местным крановщиком, чтобы попытаться выдернуть мою машину из снежного плена.

Более того, нашел водителя с газовым оборудованием для размораживания топливной системы и купил мне новые фильтры…

Все это время я приходил в себя после пережитого и, честно говоря, плохо соображал, что происходит.

Спасибо Вадиму (так звали дальнобойщика) за то, что взял на себя эти хлопоты, потому что я в тот момент был ни на что не годен, в буквальном смысле представляя из себя жалкую развалину.

Но самое интересное, что, провозившись со мной целый день, рискуя опоздать с доставкой груза, этот Человек не сказал в мой адрес ни слова упрека. Ни одного вопроса и тем более неуместной иронии. Только по делу.

11.
К вечеру мы все-таки смогли выдернуть мою фуру из глубокого сугроба. Прогрели газом систему, разморозили баки, поставили заряженные аккумуляторы.

Как оказалось, в отсутствии тока были виноваты два провода, идущие от кабины к АКБ: при ударе их просто вырвало с мясом, прекратив тем самым подачу электричества.

На замену ушло не более получаса. Как же я был счастлив, когда мой тягач, взревев двигателем, завелся, и, чихнув пару раз, наконец, стабильно заработал.

Теперь перед нами снова стоял теплый «жилой дом», а не безжизненная металлическая коробка…

Когда можно было двигаться дальше, я подошел к Вадиму с намерением взять номер телефона, чтобы впоследствии отблагодарить этого человека. Но он лишь отмахнулся и, улыбнувшись открытым добродушным лицом, сказал, что ему ничего не нужно. Потом забрался в кабину и уехал. Так закончилась для меня эта опасная и одновременно поучительная история.

12.
Рейс я, конечно же, довел до конца: сдал груз в Уральске, взял «обратку» на Минск и без особых происшествий вернулся домой. Но всю дорогу у меня из головы не вылазил Вадим. Простой русский парень, коллега, который без лишних слов сделал для меня такое огромное дело.

Ради чего он потратил свое время, теряя заработанные кропотливым трудом деньги?

Целый день бился за мой автопоезд, ни разу не присев, голодный и замерзший, чтобы потом просто улыбнуться и отправиться дальше…

Что ж, в моем представлении именно таким и должен быть Человек с большой буквы. Мужик!

Помогайте друг другу!

Автор — Владимир Коршун.

Дальнобойщикам приходится контролировать и суммарную массу груза, так как максимальная нагрузка на ось грузового автомобиля в России имеет ограничения и их нарушение может привести к значительным штрафам.

Планируя дальнюю поездку, дальнобойщики выбирают оптимальный маршрут не только по расстоянию, но и с учетом других показателей (загруженности трассы, качества дорожного покрытия и т.д.).

Какие наиболее частые причины приводят к https://voditeliauto.ru/poleznaya-informaciya/to-i-remont/vibraciya-na-skorosti.html вибрации автомобиля при движении на определенной скорости.


Комментарии к статье:
  • Игорь

    У одного знакомого дальнобойщика всегда лежала под рукой горсть гаек, для тех, кто ночью слепит дальним светом фар.

  • Владимир

    Еще раз убеждаюсь, что мир не без добрых людей. Если есть возможность помочь, никогда не проходите мимо. Ведь реально, вы можете проехать, а потом за вами никого не будет, и человек мог просто замерзнуть.

    Сам именно так стараюсь и делать. Есть ведь еще категория людей, которые просто стесняются просить помощи и будут стоять до последнего и тем самым просто вредить себе.

    А у дальнобойщиков естественно историй много, ведь дорога — это по сути вторая жизнь у них. Я в основном адекватных встречал. Мне самому в 12 часов ночи помогали менять колесо, хотя я даже не просил. Один я бы в темноте провозился час минимум, а вдвоем за 10 минут справились.

Добавить комментарий

Я не робот (обязательно поставьте эту галочку).