История одного ДТП и последующая реабилитация по методу ДПДГ (EMDR) терапии


Прошедшее лето выдалось довольно тёплым для Петербурга и Ленинградской области. А с учётом всем известных факторов, сам Бог велел провести это лето на даче. Именно так мы с семьёй и поступили. Но всё хорошее, как известно, кончается. Приходит первое сентября, которое знаменует собой не столько начало осени, сколько начало учебного года.

Автомобиль Ниссан Тиида после ДТП

Именно по этой причине, в конце августа, мы с супругой как следует загрузили наш семейный седан Ниссан Тиида 2012 года выпуска всевозможными банками, картошкой с дачных грядок, усадили на задние сиденья двоих детей и отчалили с гостеприимной дачи под Выборгом в унылый серый Петербург.

Маршрут наш пролегал по трассе «Скандинавия», печально известной своими многочисленными авариями. И хотя аварии эти, зачастую страшные, я видел регулярно, воспринималось всё это как-то отстранённо, без особенного сочувствия. Возникал разве что интерес к деталям произошедшего, когда я, сбавив скорость вместе с потоком, медленно проезжал мимо искорёженных автомобилей и машин скорой помощи.

В тот ещё по-летнему тёплый августовский день, я, миновав пыльную грунтовую дорогу, идущую из садоводства, повернул на трассу и, набрав крейсерскую скорость в сто километров в час, включил круиз-контроль. Я давно полюбил эту опцию в автомобилях, и, даже если она не предполагалась комплектацией, устанавливал её с помощью местных умельцев.

На часах было девять и над соснами потихоньку поднималось солнце. На непривычно голубом для Петербурга небе, виднелись белые перистые облака. Трасса просматривалась великолепно, насколько хватало глаз.

Надо сказать, на «Скандинавии» уже который год шёл ремонт, целью которого было расширение трассы и повышение её безопасности. Но пока что, местами, приходилось ехать в одну полосу.

Итак, мы проехали около пятнадцати километров, когда впереди показалась развязка Кирилловское — Кирпичное. Вместе с началом ремонта трассы, над этой развязкой повесили светофор, который было видно издалека. Сейчас он горел зелёным, но я стал думать, что, как только я приближусь к развязке, светофор предательски замигает – есть у меня такая фобия.

От этих мыслей я слегка занервничал, однако, светофор продолжал спокойно излучать зелёный свет. Тем временем расстояние сокращалось, и я заметил стоящий на встречной полосе автомобиль, с включённым левым поворотником.

Когда до светофора оставались считанные метры он, наконец, первый раз моргнул. И в этот же момент стоящий на встречной автомобиль начал медленно поворачивать через нашу полосу влево, преграждая нам путь. В какой-то момент его водитель понял, что не успевает повернуть и, видимо растерявшись, просто остановился посреди дороги.

Рефлекторно, я стал отчаянно тормозить, но, так как автомобиль выехал передо мной в самый последний момент, а именно когда между нами было метров двадцать, я сразу понял, что это не сильно поможет. Особенно учитывая, что оттормозиться надо было со скорости в сто километров в час.

Рядом со мной от страха закричала жена, а вместе с ней сзади закричал наш старший сын. Говорят, в такие моменты у людей перед глазами проносится вся их жизнь, однако, ничего подобного со мной не произошло. Единственное, что я испытывал в этот момент — это ужас, который полностью захватил всё моё сознание. В голове пульсировала только одна мысль: «Это конец».

В следующий миг, под треск ABS, мы врезались в переднюю правую часть появившегося перед нами автомобиля, которым оказался Lifan Solano 2. От удара его развернуло почти на триста шестьдесят градусов, после чего он, дымясь, застыл, практически полностью перегородив обе встречные полосы.

Нас же после столкновения увело вправо, где мы снесли ряд пластиковых красно-белых дорожных блоков и, наконец, воткнулись в бетонное ограждение, стоящее у обочины. При ударе у Тииды сработали передние подушки безопасности, отчего салон наполнился едким запахом дыма.

Сразу, как только автомобиль остановился, мы с женой, практически синхронно повернулись назад, чтобы посмотреть на детей. Они плакали, но, к счастью, сидели в своих креслах и внешне выглядели невредимыми.

Повернувшись обратно, я заметил дым, идущий от торпеды и с ужасом подумал, что машина загорелась. Так как индикаторы на панели приборов светились, я решил, что надо скорее выключить зажигание, после чего стал открывать дверь, которая поддалась не сразу.

От подушек безопасности у меня болела грудная клетка и шея, с которой и без того хватало проблем. Мелькнула мысль, что машина сейчас вспыхнет, а мы так и не сможем из неё выбраться. Однако, дым в салоне был от пиропатронов подушек безопасности и вскоре рассеялся, а дверь со скрежетом всё же открылась, пусть и не до конца.

Супруга тоже выбралась наружу, и мы оба кинулись к задним дверям, чтобы достать детей. А вытащив их из кресел, принялись лихорадочно осматривать и спрашивать что у них болит.

Младший выглядел вполне целым, если не считать нескольких ссадин, а вот старшему ремнём безопасности разрезало кожу на бедре. Это произошло вероятно оттого, что он во время поездки сильно сполз в кресле вниз. Разрез был довольно глубоким и мне стало понятно, что без швов не обойтись. Я оглянулся вокруг, пытаясь понять что делать дальше.

Тем временем ко мне подошли люди из синего пикапа, стоявшего на перекрёстке в момент столкновения. Водитель сказал, что он всё видел и может подтвердить, если потребуется, после чего я записал его номер, отметив про себя, что мир не без добрых людей.

Потом я посмотрел в сторону Лифана. Его пассажиры, два пенсионера, тоже выбрались наружу. Пожилой мужчина, находившийся за рулём в момент аварии, почему-то стал спрашивать с какой же скоростью я ехал, а его супруга, интеллигентная на вид женщина, принялась интересоваться здоровьем наших детей. Сама она имела вид весьма бледный и прижимала к правой брови платок, на котором виднелись следы крови.

Затем рядом с нами остановились люди на Солярисе и предложили подбросить жену и детей до травмпункта. Быстро посовещавшись, мы согласились на помощь и жена, усадив детей к людям в машину, в которой, к слову, и так уже сидели четверо человек, уехала.

Через минут двадцать приехали сотрудники ДПС в лице капитана и, кажется, лейтенанта полиции. Капитан имел вид весьма скучающий, а вот немолодой уже лейтенант всем своим поведением демонстрировал крайнее недовольство происходящим.

Пока мы оформлялись, слушая его ворчание, пришло сообщение об ещё одном ДТП дальше по трассе, примерно в десяти километрах от нас. По рации сообщили что двое пострадавших находятся в тяжёлом состоянии…

Не буду описывать все дальнейшие события, связанные с оформлением ДТП, вызовом эвакуатора и прочего. Скажу только, что виновником признали водителя Лифана, да он особо и не отпирался, надо сказать. Повторял лишь зачем-то, что с две тысячи первого года у него не было ни одной аварии.

Дети наши получили необходимую медицинскую помощь, старшему наложили несколько швов и теперь ему будет чем похвастаться перед девчонками. В целом, автомобиль Ниссан Тиида продемонстрировал высокий уровень безопасности, что приятно удивило.

На следующий день я стал ощущать последствия аварии, но последствия не физические, хотя тело, конечно, болело, а психологические. Время от времени мне казалось, что я слышу едва уловимый едкий запах дыма, тот самый, который был в салоне после срабатывания подушек.

Закрывая глаза, я видел момент столкновения, лопнувшее лобовое стекло, а в ушах стояли крики жены и детей. От всего этого к горлу подступал ком, перехватывало дыхание. В какой-то момент я начал винить себя за то, что эта авария произошла, а я подверг опасности жизни всей семьи. Я пытался общаться на эту тему с супругой, и она утешала меня как могла, но всё же это помогало не сильно, и я стал задумываться о том, чтобы обратиться к психологу.

Один мой товарищ посоветовал позвонить в городской центр социально-психологической помощи, где можно было пообщаться со специалистом бесплатно. А супруга предложила обраться к частному психологу, работающему по методу ДПДГ (EMDR) терапии. Что это такое я не знал, но жена опробовала эту методику на себе и оказалась довольна результатом.

Загуглив информацию по этой теме, я узнал, что метод ДПДГ (EMDR) терапии показал высокую эффективность в реабилитации военнослужащих, вернувшихся из горячих точек. Также оказалось, что существует реестр сертифицированных специалистов, где я и подобрал себе EMDR терапевта. Спустя некоторое время мы связались по телефону и договорились о встрече.

Сам по себе метод, надо сказать, довольно странный. Откровенно говоря, его суть я так и не понял. Ты просто сидишь на стуле и двигаешь в разные стороны глазами, следя за маятником, отвечаешь на вопросы психолога и ещё барабанишь пальцами по своим плечам, скрестив руки на груди. Выглядит всё это довольно странно, согласитесь?

Сразу после завершения сеанса, который продлился полтора часа, я подумал, что это ерунда какая-то и эффекта никакого нет. Однако, через день – два я стал понимать, что уровень моей тревоги снижается. А в какой-то момент и вовсе вся эта ситуация меня отпустила.

Разбитую машину я продал как есть и, кстати, её уже полностью восстановил новый владелец. Страховая заплатила мне по ОСАГО максимальную сумму и я, сложив эти деньги вместе, купил новую машину, такого же года, но с меньшим пробегом и автоматической коробкой.

А благодаря тому, что я проработал психологические последствия аварии со специалистом, я спокойно сел снова за руль.

Какие выводы можно сделать из всей этой истории?

Первое, это то, что надо всегда пристёгиваться и использовать детские кресла, в соответствии с возрастом детей. Очевидная, конечно, истина, но многие её упорно игнорируют.

Как показал мой опыт, от аварии никто не застрахован и, даже если водить максимально осторожно, в тебя просто может въехать какой-нибудь зазевавшийся дедушка. Не говоря уже о неадекватных гонщиках, которых тоже сейчас хватает.

А второе, это то, что, если есть психологические проблемы после аварии, не надо стесняться обращаться к специалистам. У меня есть знакомые, которые, попав в серьёзное ДТП, теперь боятся сесть за руль. У некоторых даже передвижение на автомобиле в качестве пассажира вызывает страх.

Так вот метод ДПДГ (EMDR) терапии в этом плане хорошее решение и реальная помощь – проверено, как говорится, на собственной шкуре. Главное, не затягивать с этим.

Автор — Сергей Голубев.

Если бы все водители большегрузов четко контролировали нагрузку на ось грузового автомобиля, то дороги в нашей стране так быстро бы не разбивались.

Почему иммобилайзер не дает завести машину и что делать в таких случаях.

Какой код магнитолы Рено Дастер надо вводить https://voditeliauto.ru/poleznaya-informaciya/avtoustrojstva/avtomagnitola/kak-uznat-kod-i-razblokirovat-na-reno-daster.html чтобы её разблокировать.

Видео – суть метода ДПДГ (EMDR) десенсибилизации и переработки движениями глаз Френсин Шапиро:


Комментарии к статье:
  • Владимир

    О таком методе не слышал вообще, а по ситуации скажу что очень повезло остаться всем в живых. Ну и слава Богу, что дети были пристегнуты и сильно не пострадали.

    Сам стараюсь вообще ездить супер аккуратно и пытаюсь предусмотреть все. Гонять уже давно перестал. Жизнь у нас одна и по глупости заканчивать ее уж точно не хочется.

    А тревога то из-за чего была? Вы же не виноваты. Просто страх перед смертью? Страх за детей? Все же нормально закончилось в итоге. Это просто вас потом сразу накрыл отходняк. Думаю еще через пару недель все само бы прошло.

  • Сергей

    Владимир, даже не знаю почему тревога появилась. Было сильное чувство вины. Хоть мне все и говорили, что не виноват. Может это и прошло бы мог временем, а может и нет.

Добавить комментарий

Я не робот (обязательно поставьте эту галочку).