Как я списанные лопасти от вертолета транспортировал


Во времена срочной службы в качестве оператора аэродромной машины АПА-5Д мне довелось тесно поработать с вертолётами Ми-8, которые базировались в нашей части. Разумеется, что на территории авиабазы есть ремонтное подразделение, занимающееся обслуживанием и ремонтам авиационной техники – ТЭЧ. Спектр их работ мне достоверно неизвестен, но делали они много чего. С этим подразделением у меня связаны воспоминания, об одном из которых речь пойдёт ниже.

аэродромная машина АПА-5Д на базе Урал-4320

На дворе была зима, и слой снега достигал примерно 30 сантиметров, укрывая окрестности. Прибыв утром в автопарк, я получил задачу выехать на своём Урал-4320, на котором смонтирована установка АПА-5Д, в район базирования первой эскадрильи. Я подготовил свой зелёный носатый грузовик к выезду, получил путевой лист и выдвинулся из автопарка к пункту назначения.

Как только пересёк четырёхсторонний перекрёсток, заметил на дороге впереди прапорщика из первой эскадрильи, который делал мне знак рукой, призывая остановиться. Нет проблем, да и прапор знакомый. Он залез в кабину и сразу начал с анекдота про пьяного лётчика и такси. Доехали с ним до стоянки вертолётов, там он спешился и пошёл по своим делам, а я нашёл офицера, который вёл работы, требующие моего участия.

Мне было сказано ехать в район второстепенной ВПП, где уже находилась группа бойцов. По расчищенной магистральной рулёжке, ограниченной с обеих сторон высокими снежными брустверами, я направил свой Урал.

Далеко впереди я заметил двоих идущих в попутном направлении солдат, скорее всего это были ребята, постоянно работающие в интересах эскадрильи. Они меня не видели, а ветер мог относить звук работы моего двигателя в сторону, так что я решил заранее им обозначить своё приближение.

На полу кабины в районе левой ноги у Урала находится кнопка звукового сигнала, на этой машине он был пневматическим с приятным классическим «советским» звуком. На более новой машине сигнал уже был электрическим с двумя улитками, но кнопка была там же. Решение неудобное, так как нередко требовалось подать сигнал, двигаясь задним ходом. Но левая нога в это время была занята педалью сцепления.

На КАМАЗе для звукового сигнала использовался рычажок включения указателей поворота, на МАЗах классическая кнопка на ступице руля — это намного более удобные решения.

Дунул я в рожок, а ребят буквально сдуло c дороги в сугроб! Должно быть, они действительно не слышали звук мотора, и гудок застал их врасплох. В сугробе они подождали, пока я проеду, а потом выбрались и пошли дальше.

Прибыв на место, я обнаружил группу солдат под командованием офицера из ТЭЧ. Они ожесточённо раскапывали что-то в снегу рядом со второстепенной ВПП. Офицер сообщил, что они раскапывают списанные лопасти несущих винтов, которые лежали тут до снегопадов.

Когда показались комлевые части лопастей, мне подали команду подъезжать задним ходом. На фаркоп накинули тоненький стальной тросик, который ранее пропустили через крепёжные отверстия в лопастях. Медленно я вытащил из-под снега на ВПП три лопасти несущего винта для вертолёта Ми-8.

Пара бойцов с офицером осталась копать другие полезные ископаемые, остальные пошли в сторону ТЭЧ, куда мне было сказано отбуксировать летательные принадлежности.

Дорога туда содержала крутой левый поворот под углом 60 градусов. Лопасть от Ми-8 имеет длину более 10 метров, а по снегу эти гладкие изделия скользили просто отлично. Пройдя упомянутый выше поворот, я наблюдал в зеркало, как лопасти хлёстким ударом раскрошили правый снежный бруствер. Не верилось, что этот тонюсенький тросик может выдержать вес моего груза.

Тут я нагнал группу тех бойцов, что шли в ТЭЧ на разгрузку моего прицепа. Они посторонились, пропуская Урал, а затем один из них вскочил на скользившую за машиной лопасть, и, как заправский сноубордист, проехался на ней несколько метров под одобрительные крики сослуживцев. Было весело.

ТЭЧ была разделена на две территории: зону с ангаром для ведения работ на вертолётах, примыкающую непосредственно к вспомогательной ВПП, и склад имущества и запчастей. Склад располагался через дорогу от основной территории, был обнесён колючкой, для подъезда к хранилищу имелись ворота, распахнутые в тот момент для заезда моего Урала.

Я остановился у ворот и спросил у офицера, встречавшего нас, каким образом подать лопасти на ограниченную территорию перед складским ангаром. Места там для разворота бы не хватило. Он сказал заезжать прямо так, протащив изделия как можно дальше на территорию. Я так и сделал.

Боец отцепил тросик от моего груза и завязал его на фаркопе, но никто не стал оттаскивать лопасти в сторону, чтобы я задом выехал обратно на дорогу с территории склада. Офицер махнул рукой – езжай прямо по ним! Что? Серьёзно?

С отчётливым хрустом из-под колёс Урал выехал на дорогу, я взглянул на лопасти – на обшивке остались глубокие отпечатки ёлочного протектора шин. Хоть это были и списанные детали, но такие они были сложные и дорогие, а я по ним проехал, как по грязи. Даже стыдно как-то было, странное осталось чувство.

Затем я сделал ещё два рейса, пока не отвёз все лопасти в ТЭЧ. В последний раз я прошёл тот крутой поворот побыстрее, наблюдая, как лопасти стремительно пронеслись от левого зеркала до правого, разрубая несчастный снежный бруствер на обочине дороги. Волшебный тросик выдержал, и был сдан в ТЭЧ. Вот такие необычные задачи иногда доставались АПА.

Автор – Андрей Данилов.

Если сигнализация заблокировала запуск двигателя — что можно сделать в такой ситуации.

В ряде случаев, например, после отключения аккумулятора, автовладельцам Рено Дастер приходится заново вводить код магнитолы, но не все его помнят или записывают.

Если машину трясет при езде на определенной скорости https://voditeliauto.ru/poleznaya-informaciya/to-i-remont/vibraciya-na-skorosti.html как найти причину.


Добавить комментарий

Я не робот (обязательно поставьте эту галочку).